"Цифра" с точки зрения суда

Компьютерная эпоха началась не вчера, однако человеческие взаимоотношения в "цифровом мире", с точки зрения юриспруденции, - еще непаханое поле. Представление информации в цифровом виде, обмен цифровой информацией и ее видоизменение с помощью цифровых инструментов вызвали к жизни великое множество юридических казусов и нестыковок в толковании законодательных актов. Причина очевидна: большинство действующих сейчас законов писалось либо до наступления "цифровой эпохи", либо людьми, далекими от компьютерных технологий. В результате судьи нередко просто не знают, как относиться к доказательствам, представленным на дискете или опубликованным в интернете. Причем проблема эта на практике оказалась весьма запутанной.

Многие мои коллеги-журналисты до сих пор пользуются исключительно аналоговыми диктофонами и фотокамерами. На вопрос: "Почему бы не использовать цифровую технику?" обычно звучит один и тот же ответ: "В случае если дело доходит до судебного разбирательства, суд принимает в качестве доказательства аналоговые записи, но не принимает цифровые". Мало кто догадывается, что на самом деле это миф. Впрочем, данный миф возник отнюдь не на пустом месте. В 90-х годах, когда цифровая техника еще только переставала быть инструментом профессионалов, суды действительно часто отказывались принимать в качестве доказательства запись, сделанную цифровым диктофоном или снимки с цифрового фотоаппарата. Как сказал тогда кто-то из адвокатов, "возможности Фотошопа вселяют суеверный ужас в души служителей Фемиды". Но те времена быстро уходят в прошлое. Сегодня для суда важно не чем, а как была сделана запись - в качестве доказательства рассматриваются уже даже снимки, сделанные камерой сотового телефона.

Действительно, порядок сбора доказательств и приобщения их к делу одинаков для всех видов судопроизводства - будь то уголовное, гражданское или арбитражное. Деления доказательств на "цифровые" и "аналоговые" здесь нет. Судья обязан приобщить аудиозапись, видеозапись или фотографию к делу, если она является подлинной, относится к делу и не была получена с нарушением закона. Так что если вы не монтировали цифровую запись, вряд ли стоит волноваться насчет признания ее подлинности. На практике намного сложнее оказывается предоставить запись, которая бы действительно проливала свет на детали инцидента да еще была выполнена с соблюдением всех правовых тонкостей.

С одной стороны, это уже тема не для "КВ". Но на проблему можно взглянуть и с другой стороны: в наши дни компьютерные устройства становятся постоянными спутниками человека - тот же мобильник и фотографию сделает, и разговор запишет. Однако уметь пользоваться современными гаджетами - это не только знать, на какие кнопочки нажимать. Надо еще знать, как использовать зафиксированную информацию в своих интересах. Например, возник спор, который вы потихоньку записали при помощи цифрового диктофона. Однако право человека на частную жизнь защищает закон, и вы его нарушили, не предупредив собеседника, что разговор записывается. Само предупреждение, кстати, тоже надо было записать. Принципиальные тонкости: фото- и видеосъемка, аудиозапись противоправных действий не является вмешательством в частную жизнь человека. Поэтому вышесказанное не касается уголовных правонарушений.

Делая записи при помощи цифровых гаджетов, нужно позаботиться о качестве записи звука и фото. Вряд ли судья примет к рассмотрению снимок, на котором все смазано, или запись, где не разобрать слов. С этой точки зрения дорогая фотокамера, конечно, лучше "глазка" мобильника, хотя последний чаще становится "свидетелем" происходящего. Впрочем, если возникают сомнения (хоть у ответчика, хоть у самого судьи), назначается экспертиза. Каждый участник судебного процесса имеет право ознакомиться со всеми доказательствами, предъявленными противной стороной. Поддельная аудиозапись или фотомонтаж, выполненный в Photoshop'е, считаются фальсификацией доказательств и могут быть наказаны более жестко, чем само преступление.

Эксперты за последние годы уже в полной мере "набили руку" на анализе цифровых судебных доказательств. Чаще всего суд поручает экспертам идентифицировать людей, голоса которых звучат в записи. Иногда нужно расшифровать диалог в ситуации, когда звук совсем низкого качества. Одновременно проверяется подлинность: эксперт выясняет, присутствует ли в записи монтаж - то есть части из другой записи, изъятие или перестановка фрагментов. Бывает, что фальсификаторы накладывают на фонограмму шум, чтобы создать иллюзию, будто разговор состоялся, например, на улице, а не в помещении. Понять, где он происходил на самом деле, - тоже работа эксперта.

Специалисты признают: давать заключения по цифровым фонограммам экспертам сложнее, чем по аналоговым. "Цифра" дает намного больше возможностей для "творчества" фальсификаторов, чем старые способы записи информации. Кроме того, аналоговые приборы оставляют в записи массу уникальных следов - благодатное поле для экспертизы. Специалисту многое скажут микроцарапины на пленке, оставленные записывающей головкой магнитофона, или шум его лентопротяжного механизма. Цифровые устройства намного более "безликие", однако и у каждого из них тоже есть свои технические приметы, известные профессионалам. Так что не стоит бояться фиксировать доказательства "в цифре" - в суде они будут иметь должный вес.

Виктор ДЕМИДОВ

Версия для печатиВерсия для печати

Номер: 

37 за 2006 год

Рубрика: 

Компьютер и право
Заметили ошибку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter!

Добавить комментарий

Загрузка...