Аллоды онлайн. Радость врага

Посвящается Отверженый

Спасибо за напоминание о том, что не все импы - сволочи.

- Куда-то я не туда забрел, - пробормотал я себе под нос, осторожно ступая по краю горки и стараясь не навернуться вниз к облизывающимся плотоядным грибам. - Эй, мицелиевидные! - крикнул я столпившимся подо мной шляпочникам. - Имейте в виду, я - несъедобен по определению! Хотя, кто вас, мутантов, знает, может, вы и железо переварите.

Грибы всем своим видом демонстрировали заинтересованность в моем давно почившем теле, и я чувствовал себя несколько неуютно. Когда же, о, все демоны Астрала, я доберусь до Миктлана? Мне эти руины позарез нужны, у меня ответственное задание, между прочим.

Глаза были заняты рассматриванием грибов, а уши уже уловили чужую поступь. Ну что ж, кажется, мне повезло - будет у кого спросить дорогу.

- Не подскажете, где здесь... - я взглянул на предполагаемого собеседника и осекся. Прямо передо мной стояла невысокая темноволосая девушка. Бледная кожа, голубые глаза, плавные черты лица... Канийка, мать ее за ногу! Жрица. Неужели придется драться?

Девушка, что радовало, нападать не спешила. Просто стояла, настороженно впившись в меня взглядом. Я мысленно проклял Знак Молчания, наложенный в свое время Незебом при молчаливой поддержке Скракана. Теперь имперцы и лигийцы не могли слышать друг друга, так что ни один болтун не был полноценной находкой для шпиона. Безмерно счастлив за болтунов, но как прикажете мне, молодому и красивому, общаться с симпатичной девушкой? Все, что я мог сделать, - это подпрыгнуть и улыбнуться, показывая свои добрые намерения. Не то чтобы мне это стопроцентно удалось. Канийка на меня так и не напала - это было хорошо. Она развернулась и побежала своей дорогой, не дав мне возможности наладить с ней более тесный контакт, - это было плохо. А вот то, что в результате моей неприкрытой слежки за ней я вышел прямиком к вожделенному Миктлану, было просто замечательно.

Девушка тем временем, по-прежнему в упор не замечая моей неординарной персоны, била элементалей. Успешно, хотя теснили ее довольно сильно. Я запустил луч Удушения в монстра прямо из-за спины канийки, после чего ее воздухообразному оппоненту ничего не оставалось, кроме как умереть на месте. Лигийская девушка обернулась, и я предпринял вторую попытку: подпрыгнул, приветственно развел руки в стороны и изобразил самый добрый оскальчик, который только позволяли возможности моей искусственной лицевой маски. Наверное, получилось удачно, потому что девушка робко улыбнулась в ответ и тоже подпрыгнула. Бинго! Эх, если бы не мои сверхважные миктланские дела, я бы одними мелкими заигрываниями не ограничился. А так... прости, прекрасная канийка, тобой я займусь позже. Сразу после того, как выбью из этого проклятого историка Номарха Субус-Талтала разрешение на вход в Храм Тенсеса для Великого мага Нефер-Ура...


Восставший уже порядком устал, охотясь на элементалей и выколупывая из них эктослизь и прочие необходимые историкам прелести. Монстры не слишком спешили расставаться со столь значимыми частями тела, посему приходилось изымать в принудительном порядке.

- Жук, - втихомолку ворчал Зэм, косо поглядывая в сторону Номарха Субус-Талтала, - тут же целая толпа что наших, что лигийцев эту дорогостоящую дрянь для тебя собирает. Можно подумать, я не знаю, что ты всем нам тут разрешения подпишешь. Коммерсант Тэпов, горбаться тут на тебя... ай!

На плечи Восставшего обрушился страшный удар. Зэм припал на одно колено и еле успел увернуться от следующего удара каменной громадины.

- Зараза! - взвыл Восставший, вскидывая руки. - Удушение! - фиолетовый луч ударил в монстра, но не сумел удержать того на месте. Переместившись вплотную к имперцу, элементаль снова и снова наносил сокрушительные удары, которые не выдерживало даже механическое тело Зэм. Дело начинало приобретать неприятный оборот.

Внезапно элементаль загорелся, даром, что был каменным. Его прошило электрической молнией, еще одной. Монстр заклокотал, отвлекаясь на нового врага, и, воспользовавшись моментом, Зэм очередным Удушением завершил битву, обрывая существование элементаля.

- Бр-р! - Восставшего передернуло. Стряхнув каменную крошку с одежды, он поднял глаза на нежданного помощника и невольно усмехнулся. Та самая голубоглазая канийка миролюбиво махнула рукой, подбежала ближе, озабоченно осматривая повреждения Зэм, и беспомощно пожала плечами. Знак Своих, хоть и был необходим для защиты от заклинаний союзников, запрещал и целительное колдовство в адрес врагов. Но усилие Зэм оценил, равно как и помощь. Восставший преклонил колено перед канийкой в знак благодарности, и та, страшно смутившись, побежала прочь.

- Вот Демон, - Зэм в досаде стукнул себя кулаком по железной ладони, - они там в Кании все такие недотроги? Я тут, понимаете ли, распинаюсь, о свидании умоляю, а меня... практически игнорируют!

Впрочем, притворное возмущение Восставшего быстро сменилось улыбкой при виде канийки, помогающей уже его соотечественнице с очередным элементалем.

- Хорошо здесь сегодня, - довольно потянулся Зэм. - Мирно... всегда бы так.


- Приветик! - Рашер подлетел к Мите, стоявшей возле Номарха Субус-Талтала. - Ты почему мокрая, как ламия: случилось что?

- Молчи, - отозвалась священница, выжимая волосы, - это все он виноват, - девушка небрежно указала в сторону усмехнувшегося историка. - По его милости пришлось в колодец за костьми нырять, - Мита стащила с ноги сапог и сосредоточенно выливала из него воду.

- Дура, что творишь? - внезапно взвыл Рашер, и изумленная Мита выпрямилась. На ее память, эльф вообще не позволял себе подобных выражений, тем более по отношению к своей человеческой подруге. Однако чернокнижник даже не глядел в сторону Миты. Перегнувшись через перила хлипкого заборчика, Рашер напряженно вглядывался в происходящее на дне каменного котлована.

- Что там? - взволнованно спросила Мита, кое-как напяливая сапог и подскакивая к забору.

- Наша на имперку напала, - сквозь зубы прошипел эльф. - На месте ей не сиделось? Тоже мне, любительница побоища.

Посуровевшая Мита вцепилась пальцами в перекладину забора. Сзади на удивление бесшумно подошел Номарх Субус-Талтал, бесстрастно наблюдая за битвой канийки-друида и своей соотечественницы. Той самой, которой еще недавно Мита помогала отбиваться от элементалей.


Я даже забыл о том, что могу задыхаться от бега. Впрочем, возможно, я просто был зол и взволнован. Я не успевал придти на помощь. Проклятая друидка, та Зэм жрать у нее просила, что ли? Сволочь. Сволочь! Она же убьет ее, а я так и не успею добежать!

Прошло несколько секунд, прежде чем я остановился, сумев осознать ту истину, что помощь уже не требуется. Восставшая... Восставшая победила! Она убила друидку вместе с ее мерзким животным! Восстанавливая силы и дыхание после битвы, моя соотечественница безмолвно взирала на покореженный труп друидки, затем развернулась и ушла бить големов. У нее здесь были еще дела. Я перевел дух, обводя взглядом руины, и...

Они стояли там. Двое. Давешняя добрая канийская жрица и незнакомый мне, высокий эльф. А на их лицах сияла такая радость, будто Лига положила Империю на обе лопатки в извечной войне. Нет, даже не радость, а торжество победителя светилось в их глазах. В этой битве они, лигийцы, болели за имперку... Человек и эльф переживали не за свою друидку, а за Восставшую из моего народа! Нет, мир, определенно, перевернулся. Но таким он мне даже нравился, честное Зэмское.

Я увидел, как канийка молча пожала руку эльфу, а потом оба развернулись к Номарху Субус-Талталу, завязав с ним милую беседу и заставляя меня встряхнуться и вспомнить, что у меня здесь тоже есть дела, которые никто не отменял.


По зеленому лугу шли двое: крепкий темноволосый мужчина с синими глазами и юная девушка в форменной одежде жрецов Кании. С ласковой улыбкой глядел степенный каниец на свою спутницу, что щебетала и щебетала, делясь с ним своими приключениями.

- Какая удача, что у того парня нашлись переговорные устройства и мы смогли обойти Знак Молчания и связаться с имперцами! Ты даже не представляешь, что там после этого творилось! Пока наши доблестные лигийские воины распускали слюни, беззастенчиво хвастаясь наивной мне своими невероятными подвигами, имперцы без шума и пыли умыкнули орка-историка прямо у них из-под носа. В то же время, наши вывели из имперского лагеря эльфийку, пока местные ребята отвлекали тамошнюю охрану, обжуливая их в карты. Меня имперцы еще и защитили от наемника историков, на которого я по недомыслию напоролась, когда пробиралась к лагерю, чтобы поговорить со спасенной эльфийкой.

- Жесть! - добродушно посмеивался каниец. - Ну, вы там и повеселились.

- Да, жаль тебя не было. Но ты не горюй. Думаю, тебе еще предоставится шанс вызволить эту одиозную даму, - хихикнула жрица.

- Как это? Вы ж ее уже спасли, нет?

- Спасли-то спасли, - иронично хмыкнула канийка, - да толку от этого? Не знаю, как там орку в плену у наших пришлось, но эта крылатая историчка... Видел бы ты, как горели ее золотистые глазки, когда она, старательно изображая возмущение в голосе, расписывала мне извращенную фантазию своих охранников из числа орков! Голову даю на отсечение гильотиной, что она еще требовать будет, чтобы ее снова похитили.

Каниец запрокинул голову и гулко расхохотался. Ему вторил серебристый смех девушки.

- Но знаешь, Амэ, - внезапно умолкнув, почти прошептала девушка, - даже когда нам удалось вывести эльфийку, я так не радовалась, как там в Миктлане, когда та Зэм победила нашу неадекватку. Хотя, казалось бы, враг...

Амэнохико нежно прижал к себе любимую и поцеловал ее в висок.

- Я бы тоже порадовался, если бы был там, - тихо проговорил каниец.

- Правда?

- Конечно, правда, любимая.

Словно пушистый котенок, Мита прильнула к мужу и счастливо зажмурилась.

Изумрудная_змея

Версия для печатиВерсия для печати

Номер: 

11 за 2010 год

Рубрика: 

На досуге
Заметили ошибку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter!

Добавить комментарий