ПВТ и льготы: взгляд с другой стороны

Планы Министерства финансов Беларуси лишить льгот «столицу белорусского IT-бизнеса» – Парк высоких технологий – стали одной из самых обсуждаемых тем минувшей недели. И, конечно, все околокомпьютерное сообщество дружно осудило действия – точнее, даже намерения чиновников, посягнувших на один из немногих высокотехнологичных и при этом прибыльных оазисов в Беларуси. Но все ли так просто в этом вопросе? Попробуем рассмотреть противоположную точку зрения.

Из средневековья к нам пришло понятие «адвокат дьявола». Так называли одного из участников традиционного теологического диспута – того, который должен был спорить с «представителями Бога», подвергая сомнению их постулаты и отстаивая позицию «темных сил». Причем, что интересно, на роль «адвоката дьявола» обычно назначали наиболее знающих и авторитетных священнослужителей или самых образованных монахов. А само понятие «адвокат дьявола» тогда совсем не имело того негативного смысла, которым обзавелось в наши дни.

Ну а теперь я попробую выступить в роли того самого «адвоката дьявола» – ну или, если хотите, своего рода «Бабы Яги». И порассуждать, насколько вообще справедливо нынешнее положение ПВТ в современной Беларуси.

Парк с завышенной самооценкой

Сначала посмотрим, что собой представляет Парк. По сути, это такая оффшорная зона внутри страны. Или, если посмотреть иначе, то ПВТ – узкоспециализированная свободная экономическая зона (СЭЗ). Только в некотором роде «виртуальная» – в том смысле, что компании-резиденты ПВТ не сосредоточены (в большинстве своем) в одном месте, а раскиданы по всей столице и стране. Объединяет их только IT-специализация и налоговые льготы, а также определенные общие правила работы.

Тем не менее, до недавних пор Парк был своего рода оазисом благополучия и даже своеобразной «выставкой достижений», позволяющей поддерживать в актуальном состоянии миф о «высокотехнологичной белорусской экономике». А зарплаты работников компаний-резидентов ПВТ вызывали обоснованную зависть у тех, кто в свое время не догадался связать свою жизнь с «программистикой».

Однако за внешним благополучием скрывалось фундаментальное противоречие. С одной стороны, вроде бы ПВТ в полной мере соответствовал своей миссии – в условиях постиндустриальной экономики обеспечить приоритетное развитие в республике информационно-компьютерных технологий. С другой – в Беларуси есть Конституция. А в ней есть Статья 13, в которой четко прописано, что «Государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности … и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности».

Значит, равные права. Но тогда IT-компании, ставшие резидентами ПВТ, оказываются «более равны», чем другие, чем любые другие фирмы в нашей стране. В свою очередь, компании из всех прочих отраслей экономики искренне не понимают, почему IТ-компании, имея большие прибыли и гарантированные постоянные заказы из-за рубежа, не должны участвовать в формировании ФСЗН Беларуси наравне со всеми.

За последнее десятилетие IT-специалисты в Беларуси стали своего рода привилегированной кастой. Отчасти, конечно, оправданно – стать профессионалом в этой сфере очень непросто. Да и значительная часть всего прогресса на них завязана, это да. Но их доходы, номинированные в валюте, стали как-то слишком уж явно диссонировать с доходами работников предприятий реального сектора. Что, безусловно, раздражает последних. Безусловно, программист EPAM может считать себя на голову выше токаря с МТЗ, да и доход бюджету он приносит намного больший, фактически содержа того самого токаря со всей его семьей. Однако на избирательном участке их голоса совершенно равны. И власть об этом помнит. Как и о том, что разрыв в зарплатах между программистом и токарем злит токаря, а токарей (особенно с фрезеровщиками) у нас все же поболее, чем программистов. И голосовать им совсем скоро – уже 15 ноября.

Но программист – он мало того, что шибко умный и много получает. Он еще и льготы имеет. А значит, чтобы у токаря с фрезеровщиком не потерялось ощущение социальной справедливости, у программиста нужно отнять хотя бы кусочек этих льгот. И вот 20 февраля Минфин публикует на своем сайте информацию, о том, что для резидентов ПВТ планируется повысить подоходный налог всего на 1% – с 9 до 10%. При этом остальные граждане Беларуси (включая токарей, фрезеровщиков и совсем уже униженных зарплатой библиотекарей) платят 13%. Также для ПВТ предложили в два раза увеличить ФСЗН. То есть базой для расчета уплаты налога будет не одна средняя зарплата в стране, а две (в первоначальной версии Минфина – три). Увеличение взносов в ФСЗН чиновники объясняют заботой о программистах – по их версии, это делается «в целях усиления социальных гарантий работников».

Понятно, что сразу, как появилась эта информация, все резиденты Парка хором заговорили о предстоящем и неминуемом сокращении зарплат «айтишникам», о снижении инвестиционной привлекательности страны, о предстоящем переносе своего бизнеса из Беларуси и неминуемой массовой эмиграцией программистов («А мы уйдем на север на запад!»).

Директор администрации ПВТ Валерий Цепкало напомнил, что особый правовой режим ПВТ гарантируется декретом президента до 2020 года, и все компании рассчитывали на это. Но почему-то не вспомнил, что когда в далеком уже 2005 году ПВТ получал льготы, то в правительстве исходили из того, что к 2008-2009 годам объем продукции, производимой его резидентами, достигнет примерно 4% от ВВП Беларуси. Но прошло 10 лет, и оказывается, что получили от силы 0.6%. Еще хуже все выглядит, если динамику ПВТ в таких льготных условиях сравнить с мировой динамикой развития IT-индустрии.

Есть стандартная (и не зависящая от страны) процедура того, как в правительстве оценивается экономический эффект от выделения любых льгот. Принцип примерно таков: «в течение ближайших пяти лет на 1 рубль налоговых потерь мы получим 2 рубля инвестиций в основной капитал, следить за этим будет наблюдательный совет, раз в три года предоставляя глубинную аналитику правительству для оценки эффективности льготных инвестиций». Но прошло 10 лет и на 1 рубль налоговых потерь наша страна получает (условно) 10 копеек инвестиций. Плюс недовольство других отраслей белорусской экономики.

Издание «Ежедневник» приводит мнение зампредседателя Белорусской научно-промышленной ассоциации Георгия Грица, который считает, что данный вопрос висел в воздухе уже давно, и даже если на этот раз айтишники «отобьются», то завтра он станет снова. По его словам эксперта, сегодня ситуация такова, что IT-компании, имея большие прибыли, практически не участвуют в формировании ФСЗН. 

Георгий Гриц отметил, что действительно, сегодня резиденты ПВТ показывают хорошие результаты, однако другие предприятия говорят: «дайте нам такие льготы, и, может быть, мы тоже неплохой результат покажем». Однако остальному бизнесу в Беларуси приходится работать в намного более сложных условиях. Например, чего стоит требование Минторга торговым предприятиям ограничить рентабельность тремя процентами. И вот еще что показательно: из заявлений IТ-компаний следует, что они не готовы снижать свою рентабельность и прибыль. Они заявляют, что перенесут нагрузку на своих сотрудников, снизив им зарплаты, вместо того, чтобы «ужать» собственную прибыль.

Самим своим успешным существованием ПВТ создал еще одну проблему, которая понемногу начинает сказываться на всей белорусской экономике в целом. Парк начал работать как грандиозный «пылесос кадров», высасывающий IT-кадры из предприятий за его пределами. То есть выпускник ФПМ БГУ или БГУИР, распределенный на какое-либо госпредприятие или даже пошедший работать в частную фирму или другое учреждение, далее думает не о своей карьере на этом месте, а о том моменте, когда он сможет перейти на работу в компанию-резидент ПВТ.

Есть и такие сценарии: человек приходит на предприятие программистом или сисадмином, работает, потом уговаривает руководство оплатить ему одни профессиональные курсы, другие… То есть не только опыт нарабатывает, но и за счет работодателя повышает свою квалификацию. А потом уходит в престижную IT-компанию, ни о чем не жалея и ни о чем не печалясь. Я лично знаю двух айтишников, построивших карьеру таким путем.

Результат для страны печален. Многие компании и учреждения за пределами ПВТ подолгу не могут найти себе более-менее достойного IT-специалиста или находят его по остаточному принципу – то есть какого-нибудь бездаря. Добавим сюда безусловное вымывание IT-специалистов из провинции в столицу. Каждый третий подросток в небольшом районном городке, которому родители купили ПК, мечтает: «выросту, выучусь на программиста и уеду в Минск». Вполне понятные мечты, если учесть разрыв в зарплатах между ПВТ и всей прочей промышленностью.

Виктор Демидов

Версия для печатиВерсия для печати

Рубрики: 

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Всего голосов: 0
Заметили ошибку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter!

Читайте также

Комментарии

Страницы

Аватар пользователя Piton

Ну да, нашёл, что Гугл дал.

"Вы так говорите, как будто это что-то плохое" (с)

Вот не надо мифов. Белстат приводит данные по выехавшим -- до 8 тыс/год, но программистов среди них -- доли процента.

mike, мне по фигу, что и как считает Белстат. Я говорю о моих знакомых, и мне придется разуться, если я захочу на пальцах пересчитать тех, кто уехал. И спектр их - от свежевыпущенного студента (уехавшего 20 лет назад) до 40-летнего отца семейства (уехавшего прошлой осенью).

Как это кому?! Например, мне, пенсионеру.

mike, т.е. если ПВТ резко начнет платить ФСЗНх3, то и пенсия сразу утроится?

Аватар пользователя mike

2piton Ну не знаю, лично у меня др. статистика.

2stankevich А вы попробуйте не заплатить. Ведь ничего от платы в фсзн по-вашему не зависит, не так ли?

mike, это не ответ на мой вопрос.

Аватар пользователя leo3

Вот у меня телек японский - и я пользуюсь ЯПОНСКИМИ технологиями.

Сотовый у меня из Штатов и я пользуюсь АМЕРИКАНСКИМИ технологиями.

Лампочку недавно купил - так она Philips - и светят мне ГОЛАНДСКИЕ технологии.

Нет, Логик, все это у тебя сделано в Китае. Вот Китай создал у себя настоящие ПВТ. Он сначала копировал, но учился и постепенно создавал у себя все полные цепочки - от лаборатории - до изделия. Это - правильный путь.

Ну так и мы на стадии копирования

Аватар пользователя mike

2 stankevich Ответ мой адекватен вашему вопросу. Если всех освободить от платы в фсзн, то это сильно отразится на пенсиях. Для пенсионера не утроение пенсии важно, пенсионеры тоже люди, им и 10 тыс. прибавки к пенсии  в радость. Или вы этого и в самом деле не понимаете? Вот я, пенсионер, работаю, и за меня фирма платит в фсзн, а почему молодые и здоровые должны быть освобождены? Лично я воспринимаю это, как плевок. Я понятно ответил на ваш вопрос?

Аватар пользователя leo3

Ну так и мы на стадии копирования

А мы разве что-то в ПВТ копируем? Вот МАЗ копирует МАНН - это копирование + освоение технологий; мы копируем поезда Стадлер - это тоже копирование + освоение технологий. А что копирует ПВТ и что с точки зрения развития высоких технологий делает?

Опять же, я вовсе не против ПВТ - пусть работает, но мы явно искаженно его воспринимаем - возможно из-за неадекватного названия. Суть в том, что это локальный оффшорчик - и все... Причем тут высокие технологии... Я думаю, что его значение очень сильно завышено. Экономическую и социальную выгоду от содержания этого оффшорчика нужно просто адекватно оценить экономическими методами - и все...

А госпредприятия кому приносят львиную долю пользы? Уж не владельцу ли государства?.. Честно говоря, это совковое противопоставление "гос-частное" надоело.

Почему-то Вы восприняли написанное мной в негативном смысле. :) Я, вообще-то, имел в виду, что деньги остаются у нас. Т.е. смысл как раз позитивный. 

У меня куча знакомых уже уехала "туда", и уезжают до сих пор, во вполне зрелом возрасте, с женами и детьми.

Сочувствую им. Нет, серьезно, без иронии. 

Страницы