Как бизнес и IT изменят экономику?

Новые технологические веяния, которые приходят в нашу жизнь, затрагивают не только обычных пользователей. Наравне с людьми перестраиваться приходится и бизнесу, осваивая технологии, новые понятия и принципы. Именно этот аспект обсуждали участники круглого стола «Цифровая трансформация экономики в Республике Беларусь».

 

Проект «IT-страна». Декрет №8 «О развитии цифровой экономики»: новые возможности для бизнеса

Одна из ведущих ролей на мероприятии была отдана Игорю Мамоненко, генеральному директору группы компаний BelHard. Он рассказал об уже известном проекте «IT-страна» и декрете № 8 «О развитии цифровой экономики». Сам проект начинался 10 лет назад с первой версии, которая предполагала 300 тысяч человек, задействованных в индустрии, которые могли бы зарабатывать 7 млд долларов. Сейчас же ПВТ, в котором 30 тысяч человек, зарабатывает 1 миллиард.

Спикер отметил: то государство, которое сможет быстрее всех перейти от невосприятия идеи к ее реализации, будет выигрывать. Важно создать экосистему, восприимчивую к таким инновациям, и в Беларуси ее и пытаются создать.

Игорь Мамоненко продемонстрировал участникам несколько блоков проекта «IT-страна». Целью проекта является создание и эффективное функционирование современной цифровой экономики к 2035 году.

Планируется, что в ней будут 50% от числа всех работающих в стране. Эти 50% смогут заработать $150 млрд дохода, что составит целых 75% от ВВП. При этом увеличатся и зарплаты: занятые в цифровой экономике в среднем будут получать по $3 тыс, а средняя зарплата по стране достигнет отметки в 2 тысячи долларов.

Однако возникает вопрос: достижимо ли это? Для ответа стоит выяснить, что есть сейчас. В Евросоюзе страны с наименьшей плотностью high-tech работающих (в том числе и в IT), — это Греция, Кипр и Португалия с 5,6%. А в Беларуси (при том, что существует около 1000 высокотехнологичных и IT-компаний) этот процент колеблется возле 2,5. Мировые же прогнозы на 2035 утверждают, что 20% всех работающих по миру будут заняты в цифровой экономике. Чтобы не отставать от мира, у нас должны быть заняты около 900 тысяч человек. Как бы невероятно не звучали подобные цифры, но они реальны — стоит посмотреть на Индию и Китай. В марте 2018 китайцы заявили, что 30% ВВП страны они получили именно от цифровой экономики.

Также Игорь Мамоненко подчеркнул, что очень важно участие со стороны государства: должны быть созданы специальные инструменты, подкорректировано законодательство. Из 160 тысяч нормативных актов половину придется поменять. Однако это занимает длительное время, и тут спикер предложил обратиться к  индийскому опыту. В 1998 году в Индии поставили, казалось бы, невероятную цель: за 10 лет с 1 млрд IT-экспорта выйти на 50 млрд. И для этого создали фактически мини-Совмин, в котором все законы, способствующие достижению цели, должны были приниматься в течение 2 месяцев. За три года было переработано 10 тысяч законов, а изменено 2 тысячи. И в марте 2008 года индусы отчитались: 50 млрд достигнуто. 

Почему это оказалось эффективным? Динамика развития этого направления общества нестандартная, и система должна четко реагировать, чтобы законы не мешали использовать лучшее. Также важно четко определить, что подразумевается под термином «цифровая экономика». Если взять за образец Китай, то у них под этим понятием скрываются три пункта: производство цифрового железа, программирование и телеработа. В частности, благодаря интернету весь мир превратился в одну фирму под названием «планета Земля». Появилась возможность работать удаленно, и это, как считает Игорь Мамоненко, наш шанс. Мы можем (и должны) выбирать те цифровые работы на рынке, где меньше конкуренция и больше зарплата.

Кроме создания подобного индийскому мини-Совмина, предполагается создание специального портала, где в режиме реального времени будут обновляться различные указатели: сколько контрактов, специалистов, в какой сфере, сколько валюты получили и так далее.

Важный вопрос: сколько людей сможет перестроиться? Конечно, для достижения намеченных цифр нужна рабочая сила, и естественно, что люди будут переходить из менее оплачиваемой в более оплачиваемую сферу. Также придется усовершенствовать систему образования, сделать ее более мобильной и чувствительной к веяниям рынка. Каждый будет стремиться к максимуму, который может ему обеспечить его интеллектуальный уровень, семейное положение.

При этом все не будут программистами: не окажутся забыты и медицина, и иные отрасли. Они просто станут высокотехнологичными. Конечно же, бизнес быстро отреагирует на изменения, благо, направлений работы огромное количество. И не стоит зацикливаться на планах: мы можем спрогнозировать, что будет через год, а условия поменяются, но мы успеем среагировать.  Если же у нас будет пятилетний план, то мы заведомо будем обречены на провал.

"Для большинства программа пока кажется чем-то инородным и сложным. Действительно, не нужны никакие революции, необходимо, как говорится, проводить все step by step. Первой все подхватит, конечно же, молодежь, а потом и все остальные втянутся, когда посмотрят, что все получается. Основная идея в том, что человек становится частью мировой экономики благодаря тому, что он начинает работать через интернет. Через интернет он же может и получить образование, и найти работу, получать деньги и тратить их в Беларуси", - подчеркнул Игорь Мамоненко.

 

Цифровая трансформация экономики в Беларуси: текущая ситуация и особенности

Тему цифровой экономики и необходимых изменений поддержал и генеральный директор Ассоциации «Инфорпарк» Владимир Басько. Он отметил, что многие ставят знак равенства между понятием цифровая трансформация и IT, что неверно.

IT - всего лишь основа, а не суть. А вследствие трансформации появляются новые сектора, от рождения цифровые, и сужаются традиционные сектора экономики. Также происходит конвергенция в экономике, граница между секторами стирается.

Для примера спикер взял Uber, который на деле является не сколько транспортной, сколько страховой и финансовой компанией. Но главным субъектом и объектом цифровой трансформации экономики является бизнес. И если кто-то по каким-то причинам не хочет (или не может) произвести цифровую трансформацию, то есть смысл задуматься о создании нового бизнеса, от рождения цифрового.

 

Правовые основы для развития цифровой экономики

Борис Лев, управляющий партнер адвокатского бюро «Лев, Шерстнев и партнеры», в своем докладе осветил правовую стороны цифровой экономики. Спикер указал необходимость изменений (в том числе и радикальных) некоторых сфер экономики.

Инвесторы, узнав о появлении декрета, им заинтересовались, но пока находятся в режиме ожидания: как будет применяться декрет, какие нормативные акты будут действовать, какая будет судебная практика? Все ждут первого судебного дела, чтобы понять, как работает система. Нужно работать на опережение экономики, а не вслед за ее изменениями.

Стоит посмотреть на страны, которые не сильно отличаются от Беларуси по количеству населения. В Израиле развитие цифрового сектора позволяет получить бюджетный доход гораздо больший, чем от другой иной сферы. Швейцария же, старый финансовый сектор, который, однако очень быстро принял на вооружение веяние нового времени — криптовалюту.

Также Борис Лев отметил на собственном примере, что бизнесу необходимо трансформироваться, но порой это невозможно из-за ряда иных установок, которые также придется поменять.

 

Цифровая трансформация экономики — возможности и риски

Сторону бизнеса представлял Виктор Маргелов, первый вице-председатель Минского столичного союза предпринимателей и работодателей, который предложил четко разграничить терминологию: что есть цифровая трансформация экономики и цифровая экономика. Первое — это изменение конкретных сфер экономики и бизнеса, второе — изменение стиля и правил жизни.

Также он затронул тему доступа к личным данным, предостерег от «гонки» за новинками. Люди, в жизни не написавшие ни строчки кода и «владеющие технологиями» на уровне вызова «Убера» и написания постов со смартфона в модный мессенджер, внезапно стали знатоками и учат прогрессу «ретроградов» и «консерваторов».

Он заметил, что зачастую происходит массовое бездумное заимствование чужого вместо создания своего. Кроме того, висит угроза «постоянного потребительства», когда этот самый потребитель будет становится все более зависимым.

 

Что важнее: экономика, цифровая трансформация экономики или способы ее трансформации

Его поддержал и сопредседатель общественной палаты Союзного государства Андрей Бирюков, который особо отметил необходимость четкого выбора рынка и потребителя. Также важно не забывать обычные человеческие морально-этические качества, использовать схему «все ради прибыли».

Да, автоматизация позволяет увеличить производительность на 200-300% и избежать 80% ошибок, но важно помнить, что при этом необходимо помнить и про людей, которые лишатся рабочих мест. Важно понимать, что будущее есть у инноваций, у тех же криптовалют, но у национальных, а не частных. Ведь, как отметил выступающий, сжигая электроэнергию, мы получаем никем не подконтрольную условную единицу.

Многие используют Беларусь как площадку на майнинга, тем самым выкачивая деньги из народа. И если объективно признать угрозы, то необходимо и объективно реагировать на них, думать о защите, в том числе и от внешних угроз. Создание стратегии необходимо, этакого аналога «дорожной карты», плана развития, в котом можно было бы проработать риски и угрозы.

 

 

О концептуальных подходах в реализации цифровой трансформации в Республике Беларусь

Сторону министерств представлял Дмитрий Крупский, начальник Управления экономики инновационной деятельности Министерства экономики Республики Беларусь. Он выделил, что ранее сложнее было побудить чиновников к действиям в подобной сфера, теперь же они охотнее идут на это. Очень важно иметь подготовленную базу, социальные институты и специалистов, чтобы достигнуть значительного развития. Также важно, что в Беларуси есть промышленный костяк, который позволит на нем создать более высокотехнологичные технологи.

Это в перспективе позволит очень быстро перестраиваться между различными запросами потребителей, что позволит выжить на рынке. Возможно, в наших реалиях время реализации несколько затянется, но в и быстром, и медленном развитии есть свои плюсы. Но во всяком случае нам почти в 4 раза потребуется увеличить количество людей, занятых в высокотехнологичных креативных сферах.

Кроме людских ресурсов, также важно подсчитать и необходимое количество иных, материальных, ресурсов. Но один из ощутимых недостатков – в технологиях. При этом, как отметил спикер, основной потребитель инноваций— это промышленность, то он считает необходимым создание нового управляющего органа на базе, например, Минсвязи и Минпрома, который бы курировал и научную сферу, и цифровую трансформацию, в том числе шире, чем только на промышленном секторе.

Версия для печатиВерсия для печати

Рубрики: 

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Всего голосов: 2
Заметили ошибку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter!

Читайте также

Комментарии

Аватар пользователя mike

Заголовок раздела:

...Дектер №8 «О...

Дальше читать не стал. Очередное бла-бла-бла. Ну журналистам о чём-то писать надо. :) "Им за это плотють". (С)

Имхо есть "барионная" экономика -- экономика, данная нам в ощущениях, и есть "тёмно-материальная" экономика -- то, что измышляют.

Это в перспективе позволит очень быстро перестраиваться между различными запросами потребителей, что позволит выжить на рынке.

Выжить на рынке с висящей на ногах "гирей" в виде никому не нужной БелАЭС? - Не, беларус багну себе найдёт, это ясно уже всем. (С)

Добавить комментарий