Украина и Беларусь: где выгоднее быть офшорным программистом?

В Украине власти страны решили «развязать руки» IT-фрилансерам. Национальный банк Украины совместно с Министерством экономического развития и торговли попросту отменили договора и акты при экспорте услуг фрилансеров, программистов, копирайтеров и других независимых работников интеллектуального труда. Теперь они могут официально получать заработанное в Украине без каких-либо проблем. Возможно ли такое в Беларуси и имеет ли смысл нам следовать этому украинскому примеру?

 

Украина

7 июля нынешнего года власти Украины приняли принципиальное решение, которое будет способствовать притоку в страну валюты. Нацбанк страны (НБУ) и Минэкономразвития совместным решением, по сути, отменили договоры и акты при экспорте услуг фрилансеров, программистов, копирайтеров и других специалистов, которые зарабатывают, предоставляя интеллектуальные услуги зарубежным заказчикам через интернет. Теперь заработанное можно официально получать в Украине (в том числе в биткойнах), расходуя на это минимум времени. Расчет властей прост: интеллектуалы-фрилансеры и прежде не особо охотно делились заработанным с государством через налоги. Теперь же, по крайней мере, валюта будет свободно поступать в страну, а у специалистов будет меньше причин для трудовой эмиграции.

Заместитель министра экономики Макс Нефедов так прокомментировал это решение: «Это очень важное изменение для фрилансеров – то, что убрана необходимость получать акты выполненных работ для перерасчета цен. Из моего опыта – это была проблема номер один, на которую все жаловались при встречах».

Инициатор этой реформы, Филипп Духлый, так описывает главные ее преимущества:

«1. Прямые контракты с заказчиками. Вы составляете Офер и выставлете Инвойс на клиента, они содержит все необходимые данные для соответствия Приказу 201 Минэкономики. Ставите подпись (печать если есть). Все. Согласно разъяснению НБУ, это и есть ваш договор. Клиент подписывает его ответным действием, т.е. оплатой. Его показываете в банк.

Также в этом инвойсе (оферте) должна присутствовать фраза, что оплата по инвойсу является принятием предложения и свидетельствует об оказании услуг заказчику. Наличие этой фразы делает инвойс документом, который вместе с оплатой подтверждает факт выполнения услуг. Т.е. заменяет акт выполненных работ.

2. Работа через посредников (биржи, стоки, магазины и т.д). Аналогично. Вы работаете по публичной оферте, размещенной на сайте, вы ее приняли, открывая аккаунт. В ответ на эту оферту вы выставляете инвойс. Добавляете, что это инвойс на публичную оферту по такой-то ссылке и оплата по нему является свидетельством выполнения работ. Т.е. все, что вам теперь надо для работы с иностранными заказчиками – инвойс и оферта (максимум – перевод публичной оферты). Никаких подписей и печатей клиента, никаких пересылок документов туда-сюда, никаких мокрых печатей от клиента и т.д. и т.п.».

Беларусь

В нашей стране ситуация в корне другая. Белорусским фрилансерам (включая программистов) порой приходится действовать буквально в стиле подпольщиков 1940-х. Да, можно оформиться в качестве индивидуального предпринимателя и работать без особых проблем – но только внутри страны. Если же вы экспортируете свои услуги хотя бы в Россию, то неизбежно сталкиваетесь с необходимостью оформлять огромное количество разнообразных бумаг и разрешений.

Так, требуется официальный контракт, оформление в налоговой и несколько счетов в банке + карт-счет (вывод заработанных денег производится на карточку). Кроме контракта надо оформить акт выполненных работ. При этом контракт нужно в бумажном виде выслать заказчику, который тот после подписания отошлет обратно. Кроме того, от фрилансера требуется распределить валюту в строго ограниченный срок, предоставить бумаги о происхождении средств, перевести деньги между счетами. В результате основное время тратится именно на получение денег от заказчика.

Но хуже всего не это. Если объем заказа невелик (до нескольких сотен долларов), велика вероятность, что зарубежный заказчик просто не захочет связываться с белорусской бюрократической машиной и найдет фрилансера в другом месте – в той же Украине, например.

Если же все бумаги не оформить правильно, вам светят статьи за получение незаконных доходов и незаконную предпринимательскую деятельность. Я уж не говорю о том, что многие программисты-одиночки или, скажем, негласно работающие с заграничными заказчиками веб-дизайнеры могут запросто быть признаны «тунеядцами» – со всеми вытекающими. Наконец, в нынешнем году крайне усложнилась работа с платежными системами. Это было сделано под маркой борьбы с торговлей наркотиками, но прямо коснулось практически всех белорусских фрилансеров.

Однако в Беларуси быть фрилансером в IT по-прежнему выгодно. «Если человек работает на бирже труда, он предоставляет услугу под ключ. То есть траты исполнителя заказчика в большинстве случаев не волнуют. Но существенный момент, когда ты работаешь в какой-то компании, у тебя одна зарплата, а когда ты уходишь во фриланс, зарплата может быть чуть ли не в два раза больше», – говорит белорусский Java-программист Михаил.

Тем не менее, 95% белорусских программистов работают в компаниях, которые занимаются именно оффшорным программированием для зарубежных заказчиков. Именно это и позволяет успешно существовать Парку высоких технологий, который даже в Беларуси многие эксперты называют «чудом». По словам директора ПВТ Валерия Цепкало, совокупный оборот компаний Парка уже превысил оборот, скажем, МАЗа или МТЗ. Экспорт услуг компаний-резидентов по разработке ПО по итогам 2014 года составил более $585 млн, что «сравнимо с экспортом всей машиностроительной отрасли Беларуси».

Возникает вопрос: стоит ли в Беларуси принимать меры по облегчению жизни программистов-фрилансеров, аналогичные украинским? Или сперва спросим по-другому: могут ли такие меры быть приняты?

Но как свобода, данная фрилансерам, повлияет на ПВТ? И повлияет ли? По мнению независимых наблюдателей, Парк, созданный в 2005 году для подъема национальной экономики за счет развития ИКТ-сектора, стал в некотором роде экономическим, социальным и даже политическим феноменом. Беларусь в аналог Кремниевой он, конечно, не превратил, но доход в бюджет дает стабильный.

Вот только есть загвоздка: успехи ПВТ прямо связаны со льготами для его резидентов, которых сегодня насчитывается уже 137 компаний. В результате в феврале нынешнего года Парк как уникальный рыночный кластер частных компаний, занимающихся программированием и IT-услугами, оказался под угрозой. Правительственные чиновники выступили с инициативой повысить для работников компаний-резидентов Парка ставки подоходного налога с 9% до 10% (прочие граждане Беларуси платят 13%), а также в три раза нарастить базу для исчисления обязательных страховых взносов. Цели, конечно, назывались самые красивые: «совершенствование законодательства о государственном социальном страховании, усиление социальных гарантий работников резидентов ПВТ и выравнивание условий налогообложения доходов физлиц».

Но сами IT-компании быстро подсчитали, что затраты в расчете на одного работника возрастут примерно на 5 млн руб. И это в кризис, когда внутренний спрос на услуги IT-компаний и так сильно упал, остались преимущественно зарубежные заказы. В случае изменения условий работы белорусские фирмы стали бы неконкурентоспособны на рынках Западной Европы и США, а также России. Впрочем, от этой инициативы спустя некоторое время отказались. Вторым ударом по самой идее ПВТ и концентрации IT-профессионалов в Беларуси стал арест Виктора Прокопени и жесткий судебный приговор Алексею Комку. Известно, что после этого об эмиграции задумались очень многие как IT-предприниматели, так и специалисты высокого уровня.

«Тот факт, что многие IT-компании все равно львиную долю финансовых операций проводят за рубежом, говорит о том, что ПВТ не стал тем местом, в котором бы белорусские программисты и управляющие этим бизнесом инвесторы чувствовали себя в безопасности, – говорит известный белорусский экономист Ярослав Романчук. – Идея ПВТ хороша, но самое главное, чтобы она работала в благоприятной среде: транспортно-логистической, финансовой, макроэкономической – а вот этой среды у нас нет. Если не решить системные, структурные вопросы нашей экономики, то Парк будет «телепаться» между небом и землей. Хоть и будут писать какие-то отчеты, хоть и будут гордиться достижениями белорусских компаний, которые на самом деле работают не благодаря, а часто вопреки ПВТ».

Виктор Демидов

Версия для печатиВерсия для печати

Рубрики: 

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Всего голосов: 0
Заметили ошибку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter!