«Я тут, потому что ни одна другая компания не хочет меня брать». Айтишники о провалах и забавных случаях на собеседованиях

Подборка эпичных провалов, странных случаев и забавных историй, которые происходят на собеседованиях в IT-компаниях.

 

 

 

«Играть в дурака. На собеседовании. WAT?»

Паша Снигирев, программист

Мы как-то в карты играли с директором компании, чтобы проверить, насколько хорошая у нас память.

В общем, был это 4 курс нашего славного БГУИРа на факультете компьютерного проектирования. Однажды мы, как обычно, стояли в коридоре в ожидании лабораторной, выкрикивая разного рода шуточки.

И тут ко мне из-за спины подходит местный профессор и говорит, мол, у вас скоро практика летняя – пора место подыскивать. Говорит, что нашел одну компанию, точнее они его нашли, где требуются смышленые студенты. Думаю, а почему бы и нет.

И вот я и еще два одногруппника приехали в офис. Фирма занималась автоматизацией производства, то есть они закупали шкафы, оборудование к ним, все это подключали, программировали и налаживали. Вакансия была на продавца, который разбирается в продукции.

Пришли сначала замдиректора с программистом и начали нам все рассказывать. После рассказа дали тесты на логику. Ох, как я удивился тому, что мне пригодится знание логических кругов Эйлера!

Затем пришел директор, и мы с ним пошли в конференц-зал, куда он, собственно, и принес карты. Мы сыграли в банального дурака, и я искал подвох. Ну правда... Играть в дурака. На собеседовании. WAT? Была настоящая бойня, и мы закончили со счетом 1:1. Директор чуть было не смухлевал... Не знаю, нарочно он это сделал или нет.

А дальше была уже более стандартная процедура. Сначала директор прочитал лекцию о том, что у человека, как и у компьютера, есть что-то вроде оперативной памяти, и кто-то её тренирует, а кто-то нет.

Далее он взял то ли 7, то ли 8 карт и попросил их запомнить в том порядке, в котором показывал. Помню, что в первый раз я не назвал лишь одну карту, пытаясь просто запомнить их. Была еще вторая попытка, и я почему-то решил пойти по придуманной схеме типа снежного кома. В итоге назвал меньше карт, потому что сам себя запутал. Но директора удовлетворили результаты. Нас готовы были принять на работу, но я нашел другое место.

 

«Я решил написать на Common Lisp, и это было провально»

Алесь, Senior Clojure Developer, Atlassian (Sydney, Australia)

Интервью, которые я прошёл, обычно помню плохо. Зато запомнились два интервью, после которых меня не взяли.

Один раз за свою карьеру я оказался в ситуации, когда нужно было найти работу. Мне в тот момент написала одна HR, и оказалось, что это компания, которую основал мой знакомый.

На собеседовании он меня встретил, сделал чай и сказал, что в моей технической компетенции у него сомнений нет, но ему нужно понимать перспективы долгосрочной совместной работы.

Он собирал команду именно для того, чтобы вместе дружно работать на протяжении многих лет. А я сравнительно часто менял места работы и привязанность к любой компании считал глупостью, предпочитая иметь свободу выбора и развития. А ещё у меня синдром дефицита внимания (ADHD, predominantly inattentive type), и если мне что-то становится неинтересно, то я чисто физически не могу себя заставить больше этим заниматься.

Честно сказал, что не могу пообещать, что проработаю у него хотя бы два года. Мы попили чая, поговорили о жизни и разошлись.

Другой раз был, кажется, даже раньше этой истории. На тот момент я не имел опыта в Clojure, но уже имел достаточно наглости и самомнения. Наверное, сам откликнулся на вакансию программиста в, тогда ещё существующей, немного известной в узких кругах компании Echo в Ульяновске.

В то время мне очень хотелось работать на функциональных языках программирования, а в Echo было много Erlang, были Clojure и Ruby, на котором я на тот момент работал. Собеседовал меня Никита Прокопов, позднее известный в кругах Clojure-разработчиков.

Мне захотелось показать себя с лучшей стороны, и задания, которые следовало писать на любом максимально знакомом и комфортном для меня языке (тогда это был Ruby), я решил написать на Common Lisp, с которым тогда активно экспериментировал и считал языком лучшим, чем Сlojure.

Это был провал. Кажется, я даже не уложился по времени, а после собеседования, разозлившись, дописал своё решение на Common Lisp и скинул Никите в твиттер. Он в ответ написал на Clojure намного более красивое, читабельное и объективно более хорошее решение, чем моё. Меня ткнули носом в то, что мне ещё расти и расти. Было очень неприятно, но в то же время отрезвляюще и полезно.

 

«Международное сообщество фиксирует: на интервью часто унижают»

Денис, фронтенд-инженер

Фронтенд-инженеры участвуют в собеседовании раз в полгода или чаще – это одна из сфер, которые очень активно развиваются. Знания здесь девальвируются очень быстро, квалификацию можно потерять за год-два.

Первая из моих историй произошла в большой компании. Я ходил на собеседование на позицию тренера. В этой компании конкурентная культура: меньше сотрудничества, больше стремления показать насколько ты крутой.

В международном сообществе фиксируется, что на интервью часто унижают. Речь идет о том, чтобы это происходило реже. Но в большой компании высокого класса специалисты на собеседовании мне постоянно говорили, что я ошибся, сделал что-то не достаточно точно, и можно было лучше, что стоило лучше подготовиться, что я волновался и презентовал себя плохо.

Но главная странность заключалась в том, что у меня спросили, пойду ли я работать в другой отдел к человеку, который больше всех меня критиковал. Выглядело это парадоксально и очень некрасиво, ведь мне уже сказали, что я плохой кандидат. Я ответил «нет».

Вторая ситуация случилась в крутом маленьком стартапе, который занимается pgp-передачей данных. При разговоре с инженерами мне пришлось объяснять, что им не надо меня нанимать. Они спрашивали о моих хобби, и я, как участник различных публичных сообществ, рассказывал, что мечтаю совмещать сообщества и работу. Полтора часа мне пришлось доказывать, что я там не нужен, и, возможно, им вообще не нужен человек.

И третий случай произошел, когда я ходил в знаменитый большой стартап, который набирал лучших инженеров в Минске. Но на самом деле работа была скорее для специалистов среднего уровня с опытом. Я также сказал, что для меня здесь нет работы, что им не нужны лучшие. Объяснил, что они вместо развития делают что-то слишком сложное для простой вещи.

Обычно не так: ты приходишь, а люди уже знают, почему им нужен именно ты.

 

Об HR: «О чём мне с ним говорить? Он не поймёт ни слова»

Анатолий Бабеня, blockchain DevOps:

Дурацкое собеседование начинается ещё до того, как ты пришёл. Оно начинается, когда человек, которому ты нужен, не может прийти лично, потому что компания очень большая. И она тебе выставляет человека с надписью HR – humain resources.

Если у инженерного состава нет возможности выбирать себе в команду людей – возникает вопрос: что они для этой компании вообще могут сделать? Скорее всего, эта компания – аутсорсинговый боди-шоп, где у тебя даже нет свободы проектировать, а твои заказы поступают от заказчика за рубежом. Это будет не самая интересная работа.

Люди не любят быть просто ресурсом, но почему-то их приучают к этому. Да и технические качества не могут быть оценены человеком, который ничего не понимает в технической стороне. О чём мне с ним говорить? Он не поймёт ни слова.

 

«Начальник намекнул, что в свои 19 я плохой предприниматель»

Александр Бурмантов, профессиональная сфера – верстка, фронт энд:

- Почему вы выбрали нашу компанию?
- Потому что ни одна другая не хочет меня брать.

Да, такое было на самом деле. Меня туда не приняли, это очевидно. Каждая плохая компания превозносит себя до небес, возлагая большую ответственность на сотрудника при низком материальном обеспечении.  Если компания нормальная, то и мое отношение меняется.

В компании, в которую я устраивался, было полтора сотрудника, выглядела она, как шарашкина контора. Ей меньше года, офис в кирпичном здании, вход со двора. Никакого общепита в округе, район вдалеке от центра. Собеседование было из тех, где спрашивают о том, что не относится к работе.

Спрашивают, работал ли я в этой сфере. Да, работал, было свое дело, я ознакомлен. В условиях кризиса все утонуло. И начальник намекнул, что я плохой предприниматель, (в свои 19) и что я буду таким себе сотрудником на фирме, так как они отбирают избранных, им мало кто подходит. А требовались: продавец, маркетолог, дизайнер, проектировщик, охранник и в какой-то мере бухгалтер.

Я в конце сказал, что в Японии, если предприятие разоряется – в первую очередь меняют начальство, а не рабочих.

Версия для печатиВерсия для печати

Рубрики: 

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
Всего голосов: 1
Заметили ошибку? Выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter!

Читайте также

Комментарии

Дорогие специалисты, человек существо социальное и должен доказывать свою социальную компетенцию ну и социальные качества если он хочет работать в команде. Именно это делается очень часто на собеседовании.

Александр

+1
Аватар пользователя mental

Ну прикольно, хорошая методичка на тему "как не надо"

Добавить комментарий